Пятница, 24.11.2017, 10:26
Меню сайта
Категории каталога
Статьи об Артеме Осипове [8]
Статьи о театральных ролях [41]
Статьи о ролях в кино [8]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Артём Осипов в журнале Мой артист
Сайт театра Сатирикон

Международная школа русского театра САЙТ АКТЕРА ДЕНИСА СУХАНОВА
Максим Аверин
Тимофей Трибунцев.Персональный сайт

АМЕДИЙЦЫ Fansite о творчестве Алексея Бардукова
Сайт актрисы Светланы Ивановой
 
 Бедная Настя: актеры, герои, пресса о сериале, видео,юмор, фан-фикшен...  
Сайт актера Андрея Чернышова
 
Официальный сайт, российского актера Алексея Демидова.    
Сайт Михаила Сафронова Сайт, посвященный жизни и творчеству Светланы
Светиковой. Фото, аудио-, видеоматериалы и многое другое Женский взгляд на кино
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мини-чат
200

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи о театральных ролях

Актерское счастье
В спектакле поражают сразу несколько моментов. Курс на производство доростоящего продукта, что заставляет вспомнить легендарный спектакль того же Константина Райкина «Шантеклер». Однако, если предыдущий спектакль обошелся в миллион долларов, то в данном случае точную сумму проекта даже не оглашают.
Не секрет, что именно блокбастеры привлекают наибольшее внимание критики и зрителей. Понятно, как решается традиционный вопрос: «Чем будем удивлять?». Молодой энергетикой. Похоже, этот товар на рынке стал редким, но и хорошо продающимся. В неопытности молодых звезд «Сатирикона» тоже не упрекнешь.
Удачным оказался выбор пьесы, положенной в основу спектакля » для семейного просмотра». Чего только стоит выбор образа героя! Гибрид Джима Керри в фильме «Маска» (его маска точь — в — точь такая же, только голубая) и какой нибудь новоявленной звезды телеэкрана, с налетом то ли голубизны, то ли признаков нового социального типажа — «метросексуал». Персонаж по имена Таэр кажется почти меланжевым, без выраженных признаков как мужской харизмы, так и определенной национальности. Но при этом обаятелен и полон драйва, как черт из табакерки.
Главный монстр постановки — синее чудовище Дзелу. Чуть бракованный робот — суставы заедают и речевой центр барахлит, как заевшая пластинка, чуть сломанная кукла, смешной монстрик. Именно его облик примет главный герой Таэр, чтобы вместе с возлюбленной Дардане пройти испытания. Тема клонов — дань современной фантастике.
Однако актеры прекрасно справляются с пластической стороной роли. Похоже, что игра в роботов и клонов их, недавних тинейджеров, забавляет. И любовная история приобретает модерновый колорит.
Главная героиня (Алена Разживина), подобно Виоле из «Двенадцатой ночи» Шекспира, вынуждена переодеться юношей и отбиваться от влюбленной девицы. И главный герой (Алексей Бардуков) по воле Синего чудовища должен внушить любовь Дардане, не открывая своего имени. Как написано в программке: «Мы все не то, чем кажемся порой друг другу. Видим и не узнаем. Полна иллюзий и разоблачений вся наша жизнь, потому похожа на цирк, театр или карнавал, или вечернюю Венецию в тумане…» Так что понятно, почему спектакль все время балансирует на грани романтической лав стори и цирковых аттракционов.
Сложность задачи потребовала почти эстрадного существования актеров на сцене. И они с этим прекрасно справляются.
Говорят, что великий сказочник Карло Гоцци все время путался в географических реалиях. Эта милая причуда отражена и в пьесе, и в спектакле. Действие его происходит вроде бы в Нанкине. Но герои почему то все время вздыхают, подобно чеховских героиням: «В Венецию, в Венецию…» Спектакль полон реминисценций, цитат, где каждый улавливает свое.
По этой причине смех в зале идет «возрастными» волнами: то заливистый детский, то ломкий тинейджерский, то интеллигентный сдержанный. То просто всеобщий хохот — это уже когда дело дойдет до городского фольклора: «Понаехало тут! Нанкин — не резиновый!». Простой и эффективный доступный комический прием.
В этом смысле спектакль похож на коктейль — невероятное смешение лексических пластов, национальных особенностей. Такой Нанкин с привкусом Венеции.
О Венеции, которая и далеко, и одновременно рядом — только руку протяни — нам постоянно напоминают. И если в центре сцены — большая цирковая арена — как образ реального мира, то прямо за ней проплывают — в буквальном смысле — гондолы с костюмированными персонажами, в черных треуголках, плащах и мертвенно-белых масках, как ожившие мечты нанкинцев, грезящих о счастливой Венеции. Эти идеально скользящие гондолы еще раз свидетельствуют о сложной технологической стороне спектакля. Что и говорить, это дорогой продукт.
Еще раз о дорогостоящих эффектах вспоминаешь, когда ближе к финалу из глубины черного пространства появится многоглавая гидра. Это она по сюжету требует человеческих жертв — съедает регулярно юную девственницу. Но их в городе все меньше и меньше, просто катастрофа! Вот тут похохатывают тинейджеры. А детишки визжат от восторга — это настоящий монстр, без которого не обходится ни один блокбастер. Монстр, похожий на гибрид подъемного крана с сороконожкой. Щупальца устремляются в зал, на каждой щупальце — кинокамера. Доходчивая метафора — массовая культура подобна монстру. Сконструировать такого железного монстра — тоже удовольствие не из дешевых. Но что забавно: пугающее явление этой сложносочиненной железки для убедительности сопровождается самой примитивной поддержкой — рыками и бьющими в глаза софитами, то есть проверенными тюзовскими способами.
Спектакль насыщен цирковыми трюками. За полтора года работы над спектаклем актеры освоили и жонглирование, и лазание по канату. Похоже, актерская профессия становится все более технологически емкой.
Актеры столкнулись и еще с одной сложностью. Для театра фьябы Гоцци до сих пор являются поводом к актерской импровизации. Самый знаменитый импровизационный спектакль по Гоцци — легендарная вахтанговская «Принцесса Турандот». Перед вступлением в проект «Синее чудовище» театралы жарко спорили (а может быть, и делали ставки) о том, смогут ли молодые актеры освоить высший пилотаж профессии — смело импровизировать. Похоже, иногда полезно ставить высокую планку и будоражить актерское тщеславие. Исполнители ролей Панталоне, Тартальи, Труффальдино и Бригеллы достойно справляются с задачей.
Артем Осипов в роли Панталоне делает это лучше всех. Он раскованный, искрометный, искренний и будто специально созданный для этой роли. Замечу, кстати, что он очень вырос профессионально. Еще совсем недавно он напоминал клона своего учителя Константина Райкина. Да на Райкина он и сейчас безумно похож — мимика, интонации, неуловимые манеры… Но при этом стало явным какое то индивидуальное особое исполнительское достоинство, и сразу видно, что это не пустое подражание, а наследование традиций. Осипов — одно из радостных открытий этого спектакля, впрочем, не единственное.
Одно из главных достоинств этого спектакля — прекрасная работа художника Аллы Коженковой. Восхищают ее конструктивные способности. Цирковая арена превращается в бассейн, за ареной плавно скользят гондолы. В финале появляются виды Венеции, написанные на белом заднике — четко, графично. Изящество офорта в противовес мишуре карнавала. Полная иллюзия, что ты находишься внутри этого мистического легендарного города. Восхищает мастерство создания театральных костюмов-трансформеров. Взмах руки, и вот мужской костюм оборачивается платьем невесты. Технологично, волшебно, зрелищно. Таких цирковых костюмов-фокусов достаточно. А чего стоит остроумный костюм Синего чудовища, с женским корсетом, имеющим кармашек для мобильного телефона, какое пространство для комических характеристик! Как должно быть комфортно актеру влезать в это платье: раз — и ты другой!
Одним словом, актерское счастье, как оно есть.

Марина Квасницкая


Источник: http://www.rfcda.ru/gazeta/oct2008.htm
Категория: Статьи о театральных ролях | Добавил: Сappuccino (04.02.2009)
Просмотров: 778 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]